All Activity

This stream auto-updates   

  1. Earlier
  2. Собрал фигуру офицера-танкиста.
  3. В этой теме предлагаю показывать различные , оригинальные предметы по части униформы и снаряжения. Кокарды, эмблемы, пряжки, пуговицы, эмблемы , элементы снаряжения и т.д и т.п. . В нашем хобби иногда нужно знать что и как выглядело на самом деле. Если одобрите , сделаю подобную тему по РККА.
  4. В процессе подготовки новой работы сделал небольшую подборку фотографий. Мне показалась эта тема интересной, тем более, что в нашем масштабе к ней пока никто, насколько мне известно, не обращался. Лови рыбу удочкой, сетью и гранатой! И даже с гранатометом.
  5. Он был тем редким командармом, о котором рядовые бойцы слагали свои простые, бесхитростные песни. Он был военачальником переднего края, на котором получил несколько тяжелых ранений. Маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян назвал Крейзера непревзойденным мастером атак, при этом он был одинаково талантлив и в оборонительных сражениях. Он прожил по современным меркам не такую уж долгую жизнь, но сделал невероятно много. Яков Крейзер родился 4 ноября 1905 г. в Воронеже. Его совсем не богатый отец Григорий занимался мелкой торговлей, но в семье помнили и чтили традиции предков, служивших некогда в армии царской России. Рано оставшийся без родителей (мать умерла в 1917 г. от туберкулеза легких, отец - в 1920 г. от тифа) Яков выбрал особую профессию – «Родину защищать». В годы Гражданской войны в России семнадцатилетний Яков Крейзер ушел добровольцем в Красную армию, окончил пехотную школу. С 1923 до 1941 г.г., почти 18 лет, служил в Московской Пролетарской дивизии, где прошел путь от командира взвода – до командира дивизии. В биографии имеется факт, во время батальонных учений он показал себя пытливым, мыслящим, перспективным командиром. 16 августа 1936 г. в газетах было опубликовано Постановление ЦИК СССР о награждении орденами ряда отличников боевой и политической подготовки РККА. Командир учебного батальона майор Крейзер Я.Г. этим постановлением был удостоен ордена Ленина. В той же колонке было, кстати, и имя комбрига Жукова Г.К., еще не овеянное особой славой. В мае 1940 г. Московская Пролетарская дивизия была преобразована в 1-ю Московскую мотострелковую, в состав которой входили два мотострелковых полка, артиллерийский и танковые полки, батальоны разведки, связи, инженерных работ и другие специальные подразделения, всего более 12 тысяч бойцов и командиров. Вечером 21 июня 1941 г. дивизия вернулась после трудных маневров в Подмосковье, а на следующее утро началась советско-германская война… Полковник Яков Крейзер получил приказ вывести дивизию по маршруту Москва-Вязьма-Смоленск-Борисов чтобы остановить наступление гитлеровцев. В начале июля 1941 г. части дивизии вступили в бой на реке Березина у города Борисова и нанесли сокрушающий удар по пехотным соединениям и танковым колоннам вермахта. Почти одиннадцать суток шли непрерывные встречные бои, дивизия Крейзера сумела так построить оборону, что гитлеровское наступление на этом участке фронта захлебнулось, советские резервные дивизии 20-й армии успели выйти на оборонительные рубежи по Днепру в районе Смоленска. Крейзер развернул дивизию на 20 - 25-километровом фронте, занял выгодные водные рубежи, важнейшие дороги. На подходившие колонны противника москвичи обрушивали сильнейший огонь, вынуждали немцев развертываться и тщательно организовывать бой. Так комдив сдерживал врага половину дня. А когда немцы переходили в решительное наступление, рассекали фронт дивизии на части или начинали обтекать открытые фланги, пехота под прикрытием темноты садилась на машины и, оставив арьергарды и засады, откатывалась на 10 - 12 км. Утром противник натыкался на прикрывающие части, а к полудню встречал организованную оборону уже на новом рубеже. Так день за днем изматывались силы врага, тормозилось его движение, выигрывалось дорогое время. Против Крейзера действовал командир 18-й немецкой танковой дивизии генерал В. Неринг, который в приказе по дивизии оценил военный талант советского полковника: «Потери снаряжением, оружием и машинами необычайно велики… Это положение нетерпимо, иначе мы «напобеждаемся» до собственной гибели». В своих «Воспоминаниях и размышлениях» Г.К. Жуков назвал «блестящими» эти боевые действия полковника Якова Крейзера. 12 июля 1941 г. Крейзер был ранен на поле боя, через день по приказу командующего 20-й армией дивизия была выведена во второй эшелон. 22 июля 1941 г., ровно через месяц после начала войны, был подписан указ, в котором отмечалось, что в тяжелых сражениях полковник Яков Крейзер «умело и решительно управлял боевыми операциями дивизии. Обеспечивал успешные бои на главном направлении армии. Своим личным участием, бесстрашием и геройством увлекал в бой подразделения дивизии». Ему первому из командиров дивизий Красной армии было присвоено звание - Герой Советского Союза. В этот первый, самый тяжелый период войны имя Крейзера в кругах рядовых красноармейцев и младших командиров стало подлинным символом первых побед над оккупантами. В частности, красноармеец М. Свинкин и младший командир А. Рыкалин откликнулись на эти события песней, сразу получившей популярность в войсках: Громит врага оружием Дивизия бесстрашная. На подвиги геройские Нас Крейзер в бой зовет. Лавиной сокрушительной Пошли бойцы отважные За наше дело правое, За наш родной народ. Яков Крейзер (справа) (Фото: Анатолий Егоров / ТАСС) 7 августа 1941 г. Яков Крейзер получил звание генерал-майора, в сентябре 1941 г. дивизия была преобразована и получила название – 1-я Гвардейская Московская мотострелковая дивизия. К тому времени генерал Крейзер был назначен командующим 3-й армией, которая в Смоленском сражении вместе с другими войсками сумела задержать на целых два месяца наступление германских войск на Москву. Под командованием Крейзера армия после доукомплектования участвовала в Тульской оборонительной и Елецкой операциях, в ходе контрнаступления под Москвой освобождала Ефремов. В октябре 1941 г. 3-я армия под командованием Я.Г. Крейзера вела тяжелые бои в окружении. Однако и в этих, практически безвыходных условиях окружения полководец оказался на высоте, сумев не только организовать измотавшую противника оборону, но и совершить беспримерный маневр – длительный боевой поход целой армии по тылам противника. "Под руководством Крейзера, умело опиравшегося на штаб и весь командный состав, армия, пройдя 300 км по тылам врага, вышла из окружения, сохранив свою боеспособность,"- писал командующий Брянским фронтом маршал Еременко А.И. В самом начале Сталинградской битвы генерал-майору Крейзеру было поручено практически в боевых условиях сформировать 2-ю армию. В это время командарм получил тяжелое ранение, но домой родным написал: «На днях был легко ранен в голову шальной пулей, но теперь это все уже зажило, и остался только маленький шрам на макушке. Ранение было настолько легким, что я не выходил даже из строя». 2 февраля 1943 г. решением Ставки Верховного Главнокомандования Я.Г. Крейзер вступил в командование 2-й гвардейской армией. Развивая наступление, она получила приказ овладеть Новочеркасском. Несмотря на необходимость резкого изменения направления главного удара с юго-западного на северо-западное, новый командарм успешно справился с задачей. 13 февраля войска армии освободили город. На следующий день фашисты были изгнаны из Ростова. После успешного окончания этой операции Якову Григорьевичу было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта и вручен орден Суворова 2-й степени. Впоследствии 2-я гвардейская армия под командованием генерала Крейзера вышла на реку Миус и форсировала ее на ряде участков. Здесь развернулись ожесточенные, изнурительные бои, так как противник, считая Миус важнейшим оборонительным рубежом, прикрывавшим южные районы Донбасса, сконцентрировал здесь многочисленные резервы. Воронежский автор В. Жихарев отмечает, что противником Крейзера на Миус-фронте был опытный гитлеровский генерал Холлидит. Гитлер распорядился укомплектовать его армию отборными частями, послал сюда лучшую свою танковую дивизию СС «Мертвая голова». Сверху всю эту армаду поддерживали 700 самолетов. На одном из участков немцы ходили в атаку двенадцать раз, им удалось смять наши позиции. Продвижение 51-й армии замедлилось. В намеченный день не вышли к реке Крынка. Маршал С.К.Тимошенко и новый командующий фронтом Ф.И. Толбухин сильно ругали Крейзера и даже добились его отстранения от должности командующего армией. Выручил через два дня маршал А.М. Василевский, прибывший в войска как представитель Ставки Верховного Главнокомандования. Он не только вернул Крейзера к руководству армией, но и объявил ему благодарность за прорыв «Миус-фронта». В августе 1943 г. Я.Г. Крейзер был назначен командующим 51-й армией, действовавшей на правом крыле Южного фронта и получившей в начале Донбасской операции задачу удерживать свою полосу и вести разведку. В ночь на 1 сентября разведка доложила, что враг, оставив небольшие заслоны, начал отход. Тогда ударная группировка устремилась вперед. Войска армии под командованием Я.Г. Крейзера, сметая заслоны гитлеровцев, за три дня прошли до 60 км, освободили много населенных пунктов, в том числе города Красный Луч, Ворошиловск, Штеровку и Дебальцево. Войска 51-й армии под командованием генерала Крейзера продвигались в южном направлении, приняв самое активное участие в боевых действиях по освобождению Крыма. Маршал Советского Союза А.М.Василевский в своей книге «Дело всей жизни» вспоминал, что «от Мелитополя к Каховке шла 44-я армия В.А. Хоменко. Вместе с ней продвигалась и оседлала врага непосредственно в самом Перекопе 51-я армия Я.Г. Крейзера, разбившая по дороге фашистский танково-пехотный кулак в районе Аскания-Нова». Командующий 51-й армией генерал-лейтенант Я. Г. Крейзер на НП под Севастополем Направлением главного удара был избран Севастополь. В советских газетах тогда писали, что в 1941-1942 гг. немцы штурмовали Севастополь 250 дней, «армия Я.Г. Крейзера освободила его за пять дней». Летом 1944 года 51-я армия была переброшена на 1-й Прибалтийский фронт, участвовала в освобождении Латвии. В одном из писем родным Яков Григорьевич так описал эти события: «Война идет к концу, и я постараюсь закончить ее с честью. Сейчас я действую на несколько ином направлении, то есть из Латвии опять перешел в Литву, и вот пока пишу письмо, кругом раздается сильнейшая канонада нашей артиллерии и довольно редко рвутся снаряды противника километрах в трех-четырех от того места, где я нахожусь. Через пару часов буду переезжать вперед. В общем, в ближайшее время должно быть покончено с немцами в Литве, а дальше и в Латвии. Несколько слов о себе. Здоровье вполне удовлетворительное, несколько подгуляли нервы. После войны поедем всей семьей в Сочи и все болезни вылечим. 7 октября 1944 года» Между Тукумсом и Лиепаей войска 51-й армии под командованием генерала Крейзера блокировали 30 вражеских дивизий, капитулировавших в начале мая 1945 г. Касаясь этих событий в своих мемуарах «К берегам Янтарного моря», И.Х.Баграмян назвал Я.Г. Крейзера «наступательным генералом, мастером атак». 24 июня 1945 года генерал Крейзер участвовал в параде Победы, а затем и в кремлевском приеме по этому поводу. Когда маршал Баграмян представлял Сталину генералов 1 Прибалтийского фронта и представил Якова Крейзера, то Иосиф Виссарионович спросил маршала : - А почему он до сих пор только генерал-лейтенант ? Считайте, что он уже генерал-полковник! И на следующий день прославленный полководец стал генерал-полковником, в 40 лет ! Грудь отважного генерала украшали высшие награды страны : 5 орденов Ленина (никто не имел столько этих орденов!), 4 ордена Красного Знамени, полный букет полководческих орденов : 2 ордена Суворова, орден Кутузова и орден Богдана Хмельницкого, не говоря о десятках других орденов и медалей в том числе и иностранных. Начало 1960-х годов. Я.Г.Крейзер с женой Шурой и сыном. Фото из личного архива. В послевоенные годы генерал Яков Крейзер до последнего дыхания служил укреплению обороноспособности страны. Он командует армиями в Закавказье и Прикарпатье, оканчивает курсы Академии Генерального Штаба. Затем командует округами: Южно -Уральским, потом Забайкальским и затем самым большим - Дальневосточным. С 1963 по 1969 он руководит Высшими офицерскими курсами по переподготовке офицерского состава " Выстрел". В 1962 ему присваивают звание генерал армии. В мая 1969 года- назначен - генеральным инспектором Советской армии. Таков его жизненный путь этого человека-борца, мужественного и отважного воина, талантливейшего полководца, отдавший себя, все свои знания и силы родной стране, ее народу. О Крейзере так мало известно еще и потому, что он был очень скромным человеком, не любил рассказывать о себе. Известно, например, о том, что 24 мая 1945 года, на том самом уже упоминавшемся здесь приеме в Кремле в честь командующих фронтами и армиями, Сталин поднял тост за Крейзера. Яков Григорьевич о данном эпизоде предпочитал молчать, хотя в то время любой бы этим гордился. Однажды его сослуживец по курсам «Выстрел», молодой офицер Кривулин, спросил: вот, мол, говорят, что Сталин за вас тост поднимал, правда ли это? Генерал лишь улыбнулся в ответ: «Ну, раз в народе говорят, значит, правда». Кривулин рассказывал, как однажды пришел с каким-то поручением к Якову Григорьевичу домой и был поражен скромностью, буквально бедностью обстановки. Он-то думал, что жилище такого высокого начальника, генерал-полковника, выглядит как настоящий дворец. А что же вместо этого увидел: генерал, который плохо себя чувствовал, лежал на обычной железной койке, накрытый тощим солдатским одеялом, а сверху для тепла была накинута шинель с генеральскими погонами... Генерал Крейзер никогда не говорил о своей роли в войне, никогда не искал личной славы. Он просто прожил жизнь по вечному закону чести: делай, что должен, и будь что будет. Как показывает история, таких людей во все времена не слишком много. Умер он в 1969 году, в возрасте 64 лет. Тяжкие ранения на фронте, кочевая военная судьба подорвали здоровье героя. Похоронен он был в Москве, на Ново -Девичьем кладбище.
  6. Битва при перевале Клисура (Kleisoura) - малоизвестное сражение, произошедшее 13-14 апреля 1941 года, когда немецкая дивизия Лейбштандарт (LSSAH) атаковала греческие войска. Все шло по плану. Разведывательный батальон под командованием Курта Мейера был разделен на 2 части.Показать полностью… Одна часть батальона была направлена к монастырю Гап, известному, как «ворота в Грецию», другая — повернула на запад, чтобы встретиться с итальянцами на албанской границе. У перевала Клиди на границе Греции немцы столкнулись с австралийскими, новозеландскими и английскими войсками из состава Британских Экспедиционных Сил под командованием генерала сэра Генри Мэйтленда Вильсона (Уилсона), направленных на помощь грекам, занявшим глухую оборону. Утром 10 апреля 1941 года перевал был атакован отрядом штурмбаннфюрера СС Франца (де) Витта, который столкнулся с серьезным сопротивлением, оказанным немцам частями 6-й австралийской дивизии из состава Британских Экспедиционных Сил в Греции. Для многих бойцов СС это была первая встреча с войсками Британской империи, которых один из бойцов ЛАГ пренебрежительно окрестил «наемниками» (зёльднер). Он также заметил, что австралийцы менее дисциплинированны, чем англичане, и не умеют носить военную форму, как положено. Честь захватить высоту 997 после рукопашного боя выпала оберштурмфюреру СС Герману Плейссу, награжденному за это Рыцарским крестом Железного креста. После 3 дней, прошедших с начала конфликта, потери ЛАГ составляли 37 фюреров и рядовых убитыми, 98 ранеными и 2 пропавшими без вести. Наградой за эти потери явились захваченное у неприятеля вооружение и открытая дорога на Грецию. Захватив Монастырский перевал, ЛАГ тем самым разделил греческие и союзные британские силы. И все же героем дня стал не Франц (де) Витт, а бывший полицейский, сын простого рабочего штурмбаннфюрер СС Курт Мейер, получивший приказ пройти через перевал Клисура к озеру Кастория и ударить по позициям греческой дивизии, защищавшей левый фланг британских «наемников». В своих военных мемуарах «Гренадеры» Курт Мейер (также награжденный Рыцарским крестом Железного Креста), вспоминал, как он с небольшим отрядом пробирался через перевал, в то время как 2 его взвода забрались на скалы, чтобы ударить во фланг обороняющимся. Атака главных сил прошла среди дыма, грязи и полного замешательства противника, последовавшего после нанесения грекам «зелёными эсэсовцами» сокрушительного и, выражаясь словами русского поэта Николая Некрасова, «искросыпительного» удара. Солдатская смекалка Курта Мейера И десять гранат — не пустяк. Под убийственным огнем метких греческих стрелков «белокурые бестии» Мейера прижались к камням, боясь пошевелиться. Их командир, почувствовав, как к горлу подступает тошнота, приказал унтерштурмфюреру СС Эмилю Ваврзинскому: возобновить атаку. Но унтерштурмфюрер посмотрел на Мейера так, словно видел перед собой сумасшедшего. Его даже можно было понять — ведь возобновить атаку в сложившихся условиях означало идти на верную смерть. Пулеметные очереди хлестали по камням прямо перед ними. Как Мейеру было заставить Ваврзинского сделать первый бросок? Ощутив в руке плавную округлость яйцевидной ручной гранаты-лимонки, он крикнул своим подчиненным «Внимание!», взмахнул лимонкой, вырвал из нее чеку и швырнул гранату туда, где лежал последний солдат взвода. Никогда больше ему не приходилось видеть столь стремительного броска вперед, как в тот момент. Словно укушенные тарантулом, «зеленые эсэсовцы» Курта Мейера молниеносно перепрыгнули через груду камней и нырнули в свежую воронку. Враждебные чары, казалось, сковавшие их по рукам и ногам, были разрушены в мгновение ока. Взрыв ручной гранаты разом вывел их из состояния паралича. Улыбнувшись друг другу, они рванулись к новому укрытию. Батальон Курта Мейера с боем овладел Касторией, взяв 11 000 пленных. К 20 апреля (дню рождения фюрера) части «зеленых СС» захватили Месованский перевал, в результате чего греческие войска в западной части Пинда оказались отрезанными от своих основных сил. ЛАГ блокировал все пути отхода. Греческое командование было вынуждено просить перемирия. Утром 20 апреля 1941 года на Катараском перевале (служившем единственным проходом в горную область Эпир через Пиндский хребет) появился штабной офицер греческой армии в сопровождении двух автомашин и мотоциклистов. Парламентер заявил о готовности всей Эпирской армии греков в составе 16 дивизий сложить оружие. Прибывшего на место «Зеппа» Дитриха встретили восторженные возгласы его «белокурых гигантов». Условия капитуляции, оговоренные в ходе переговоров «рыжего шваба» с греческим генералом Цолакоглу, были рыцарскими и даже анахроничными на фоне нравов времен Европейской Гражданской войны. Греческим офицерам было дозволено оставить при себе ордена, личное оружие и даже денщиков. После сдачи вооружения всем греческим военнослужащим было разрешено отправиться по домам. 20 апреля, в день 52-летия Адольфа Гитлера, на обильно орошенном кровью перевале появились официальные представители обеих противоборствующих сторон, осененные государственными флагами Германской империи и Королевства эллинов, торжественно подписавшие акт о капитуляции.
  7. ЛЮФТВАФФЕ В ИРАКЕ Главное командование Вермахта и Абвер рассматривали различные варианты подрыва военной мощи Англии. Ее промышленность питалась сырьем, поставляемым из доминионов и обширных колоний Британской империи. Одним из регионов, от которых напрямую зависела обороноспособность Великобритании, был Средний Восток, в том числе Ирак с его нефтепромыслами и нефтепроводами, ведущими к портам в Палестине.Показать полностью… Во время Первой мировой войны Ирак, бывший тогда провинцией Оттоманской империи, был захвачен британскими войсками. Затем в апреле 1920 г. решением конференции стран-победителей, проходившей в итальянском городке Сан-Ремо, он был передан Великобритании в т. н. подмандатное управление. В 1921 г. англичане содействовали вступлению на престол Ирака 36-летнего короля Фейсалы, правившего до этого Сирией, но изгнанного оттуда после прихода французских войск. Однако страной фактически управлял верховный комиссар, назначаемый Лондоном. Активное движение иракских националистов, прежде всего в лице партии «Ватани», постепенно заставило англичан отказаться от своего мандата управления. В 1930 г. Великобритания заключила с Ираком союзный договор, который признавал внешнюю независимость последнего, но при этом обеспечивал все основные британские интересы в Ираке. В частности, по этому договору на территории страны размещались английские военные базы и аэродромы. Внутри страны постоянно шла борьба между различными политическими партиями и движениями. 1 апреля 1941 г. в Ираке произошел государственный переворот, в результате которого к власти пришло правительство во главе с премьер-министром Рашидом Али-эль-Галани (Rachid Ali-el-Galani). Вряд ли Абвер принимал какое-то непосредственное участие в подготовке переворота, но то, что немецкая разведка имела контакты с Рашидом Али и его окружением, несомненно. Последний не скрывал своих прогерманских настроений и сразу же после захвата власти обратился к Третьему рейху с просьбой помочь ему в полном изгнании англичан из Ирака. Одновременно по распоряжению Рашида Али был перекрыт нефтепровод, соединявший вышки компании «Ирак петролеум» и порт Хайфа в подконтрольной англичанам Палестине. Вместо этого иракская нефть пошла в ливанский порт Триполи, находившийся под управлением французов. Англичане полагали, что теперь она может попасть в распоряжение Германии и Италии, с которыми вишистская Франция имела тесные контакты. Естественно, что отношения между Великобританией и Ираком стали стремительно обостряться. Уже в середине апреля британские части численностью около 8 тыс. человек оккупировали стратегически важный порт Басра, на юге Ирака, и расположенные вокруг него нефтепромыслы. В ответ иракские войска численностью около 9 тыс. человек в ночь на 30 апреля по приказу Рашида Али блокировали Хаббанию — крупную базу RAF на Среднем Востоке. Она располагалась в 80 км западнее Багдада, на берегу одноименного озера, и фактически представляла собой небольшой город. На авиабазе, занимавшей площадь около десяти с половиной квадратных километров, помимо обычных сооружений, имевшихся на любом аэродроме, насчитывалось свыше тысячи зданий от небольших хижин до роскошных вилл. На ней имелись гимназия—для детей офицеров, большой плавательный бассейн, пятьдесят теннисных кортов, поля для игры в гольф и поло, велотрек и открытый кинотеатр. После того как 1 мая иракцы отказались снять блокаду базы, командующий силами RAF в Ираке эйр-вице-маршал Кэси (В. А Casey) получил из министерства иностранных дел в Лондоне подтверждение о том, что этот отказ можно рассматривать как объявление войны. В результате на рассвете 2 мая британские войска без предварительного уведомления атаковали иракские позиции, адвухмоторные бомбардировщики «Веллингтон» из 37 и 70 Sqdn. RAF подвергли бомбежке аэродромы иракской королевской авиации (Royal Iraqi Air Forces). Поскольку сил иракской авиации было явно недостаточно, чтобы противостоять RAF, премьер-министр Рашид Али обратился к руководству нацистской Германии с призывом оказать прямую военную помощь. Рейхсминистр иностранных дел фон Риббентроп предложил немедленно направить в Ирак одну истребительную эскадру и одну бомбардировочную эскадру. В условиях готовящегося воздушного десанта на Крит и запланированного нападения на Советский Союз командование Люфтваффе не могло выделить такие большие силы, но и отказываться от посылки самолетов в Ирак тоже не могло. В результате было создано авиационное командование «Ирак» (Fliegerfuhrer Irak) во главе с оберстом Вернером Юнком (Werner Junck). В него вошли четырнадцать Bf-110D из 4./ZG76 и ZG26, семь Не-11Ш-6 из 4./KG4, двадцать три транспортных самолета: двадцать Ju-52/Зт и три Ju-90, а также батарея 20-мм зенитных пушек Flak 38. Самолетам предстояло совершить перелет в Ирак с двумя промежуточными посадками. Первая из них была запланирована на острове Родос, принадлежавшем Италии, а вторая — в Сирии.[130] Последняя с 1919 г. являлась подмандатной территорией Франции, и там находились войска, сохранявшие лояльность по отношению к вишистскому правительству. Его глава маршал Петэн под давлением немцев 6 мая дал согласие на пролет самолетов Люфтваффе через Сирию, и базировавшиеся там французские авиагруппы получили приказ организовать их дозаправку на своих аэродромах. Трудно сказать, на что рассчитывало немецкое руководство, направляя в Ирак столь символический по численности контингент Люфтваффе. С военной точки зрения у него имелось немного шансов повлиять на исход сражения частей Рашида Али с британскими войсками. Возможно, что это было лишь прикрытие для неких секретных немецких операций на Среднем Востоке. Во всяком случае, в пользу такого предположения говорит тот факт, что в числе экипажей первых трех самолетов авиационного командования «Ирак», перелетевших 11 мая на аэродром Мосул, в 360 км севернее Багдада, были летчики из Aufkl.Gr.Ob.d.L. Уже в тот же день Не-111 обер-лейтенанта Зигфрида Кнемейера провел разведку сначала нефтепромыслов около г. Киркук, а затем окруженной британской авиабазы Хаббания. При заходе на посадку на багдадский аэродром «Хейнкель» неожиданно был обстрелян с земли. Самолет не получил никаких повреждений, но находившийся на его борту майор Аксель фон Бломберг (Axel von Blomberg), которому предстояло стать офицером связи Люфтваффе при правительстве Рашида Али, был тяжело ранен. И прежде чем Кнемейер успел приземлиться, Бломберг скончался. 12 мая в Мосул прибыли остальные немецкие самолеты. В тот же день английский разведчик, пролетевший над этим аэродромом, обнаружил там появление большой группы самолетов. Сделать это было несложно, поскольку иракские аэродромы не имели замаскированных стоянок или укрытий и самолеты стояли на летном поле, видимые как на ладони. Хотя все они имели окраску и опознавательные знаки иракской королевской авиации, которые на них были нанесены еще перед отлетом из Греции, у британского командования не было никаких сомнений в том, что это немецкие самолеты. 14 мая немецкие самолеты начали наносить бомбовые удары по расположениям английских частей. 21 мая войска Рашида Али пошли на штурм Хаббании, однако, не имея существенной поддержки со стороны Германии, успеха они не добились. Наоборот, англичане смогли разбить иракцев и снять блокаду базы. Поняв, что потерпел поражение, Рашид Али 30 мая 1941 г. покинул страну, после чего все сопротивление британским войскам окончательно прекратилось, и они взяли под контроль всю территорию Ирака. Немецкое авиационное командование «Ирак» потеряло все четырнадцать Bf-110 и пять Не-11Ш-6, а также несколько транспортных Ju-52/Зт, которые были уничтожены в ходе английских бомбежек как на иракских, так и на сирийских аэродромах. Оставшийся летный и технический персонал Люфтваффе смог через Сирию эвакуироваться в Грецию. Несмотря на поражение прогерманских сил в Ираке, в стране продолжали сохраняться антибританские настроения и довольно обширная оппозиция. Прежде всего это были курды, проживающие на севере Ирака. Курдские националисты, лидерами которых были шейх Махмуд и хаджа Ага Бассар, выступали за объединение всех территорий, где проживали курды, в единое государство Курдистан. И конечно, Абвер не мог не воспользоваться этим. В 1942 г. сотрудник Абвера лейтенант Мюллер (G. J. Miiller), имевший еще довоенные связи с лидерами курдов, получил приказ разработать план специальной операции в Ираке. Она предусматривала создание на территории, подконтрольной курдам, небольшой базы для будущих антибританских операций, включая диверсии на нефтепромыслах в районе городов Киркук и Сулеймания и организацию их последующего захвата. Кроме того, в целях поддержки наступления группы немецких армий «А» на Кавказе планировалось уничтожать линии связи, устраивать взрывы на складах, автодорогах и аэродромах. Не мудрствуя лукаво абверовцы присвоили этой операции кодовое наименование «Шейх Махмуд». В конце года продвижение частей Вермахта на юго-восток было остановлено контрнаступлением Красной Армии. Однако Абвер по-прежнему продолжал подготовку к операции. В ее план внесли несколько изменений, которые принципиально не изменили ее суть. Так, помимо прочего, курдов также предполагалось использовать для того, чтобы попытаться с их помощью нарушить южный маршрут доставки в Советский Союз грузов в рамках ленд-лиза. Операция «Шейх Махмуд» началась 15 июня 1943 г. В тот день с аэродрома Рангсдорф, расположенного в 20 км южнее Берлина, взлетел четырехмоторный FW-20 °C. Сам самолет принадлежал KG40, но его экипаж во главе с гауптманом Лиманном (Liemann) был из 2-й эскадрильи Versuchsverband Ob.d.L. Это был первый раз, когда Абвер использовал это недавно сформированное подразделение для своих специальных операций на Востоке. «Фокке-Вульф» взял курс на юго-восток и через несколько часов приземлился на аэродроме Симферополь, где располагалось отделение «Тоска». На следующий день после дозаправки и отдыха экипажа самолет снова поднялся в воздух. Он пересек Черное море, пролетел над восточной частью нейтральной Турции и достиг назначенного района на севере Ирака. С него на парашютах высадилась первая группа диверсантов, вероятно, состоявшая из военнослужащих полка «Бранденбург», а также были сброшены контейнеры с оружием, снаряжением и медикаментами. Интересно, что среди сброшенного груза также были соверены — золотые монеты в один фунт стерлингов, предназначавшиеся непосредственно для курдских лидеров: 500 соверенов — для Махмуда и 100 соверенов — для Ага Бассара. После этого «Фокке-Вульф» повернул назад и благополучно вернулся в Симферополь. Вслед за этим в Ирак должен был прибыть и сам руководитель операции — лейтенант Мюллер. Предполагалось, что его специальная группа будет включать командное отделение, диверсионное отделение для ведения партизанских действий против британских войск, медицинское отделение и авиазвено для связи с частями Вермахта на южном фланге Восточного фронта. Однако операция «Шейх Махмуд» оборвалась всего через месяц с небольшим после своего начала. 23 июля 1943 г. англичане в лице своего военно-воздушного атташе в Турции выразили местным властям протест по поводу того, что через турецкое воздушное пространство в направлении Ирака пролетают немецкие самолеты. Одновременно атташе сообщил туркам, что один из них удалось перехватить и сбить. В результате были захвачены три немецких офицера: Мюллер, которого почему-то назвали «майором», и «лейтенанты» Хоффманн (Hoffmann) и Коничны (Konieczny). Позднее все трое были расстреляны англичанами как шпионы. Однако немецкие спецслужбы не унимались и продолжали всячески поддерживать курдов. В итоге секретные полеты в Ирак продолжались и далее. Так, 27 ноября 1944 г. с австрийского аэродрома Винер-Нойштадт в 16.19 по берлинскому времени взлетел Ju-290A-4 WNr.0165 «АЗ+НВ» командира 1-й эскадрильи KG200 гауптмана Брауна. На его борту находились пять агентов-иракцев и две тонны грузов для курдских отрядов, действовавших в районе Мосула, а также двадцать тонн горючего. Преодолев около 3000 км, «Юнкере» в 01.30 28 ноября появился над рекой Тигр. Ориентируясь по ее руслу и проходящей поблизости железной дороге, Браун вышел в назначенный район. 45-тонный четырехмоторный самолет снизился до 350 м, и с него сначала полетели грузовые контейнеры, а потом десантировалась и «пятерка» иракцев. Снова набрав высоту, Браун взял курс на остров Родос, в Средиземном море, который все еще оставался в руках немцев. В 05.10 самолет благополучно приземлился на аэродроме Кадурра, проведя в воздухе 12 часов 51 минуту. На следующую ночь Браун снова вылетел в Ирак с очередной партией грузов. Однако на борту «Юнкерса» возникли технические неполадки, и через пятнадцать минут после взлета Браун принял решение повернуть назад. Механики во главе с инженером лейтенантом Вольфгангом Полем (Wolfgang Pohl), который сопровождал Брауна, попытались найти и устранить причину неисправности. Однако быстро сделать это не получилось. Лишь после короткого испытательного полета, проведенного 30 ноября, удалось обнаружить, что проблема была в одном из сгоревших кабелей электросистемы самолета. Заменить его в Кадурре было невозможно, и потому на следующий день Ju-290 перелетел для ремонта обратно на аэродром Винер-Нойштад #ВМВ@militargeschichte | #Luftwaffe@militargeschichte | #Авиация@militargeschichte | #Ближний_Восток@militargeschichte
  8. "Голиаф" - самоходная мина-танкетка. Конструкция и принцип работы первой модели Sd.Kfz.302 (E-Motor) Sd.Kfz.302 представлял собой небольшую танкетку на гусеничном ходу. Габариты корпуса машины составляли 1,5 х 0,85 х 0,56, масса без заряда взрывчатки составляла 310 кг. Корпус был изготовлен из стали толщиной 5 мм и был разделен на три отсека. В заднем отсеке находилась катушка с трехжильным кабелем (два – для управления, один – для подрыва), в среднем – устройства и механизмы управления, в переднем – контейнер со взрывчаткой. По бокам между большими катками, закрытые крышками, располагались электромоторы Bosch и аккумуляторные батареи (напряжением 24В, общая емкость 100 А*ч). Два электродвигателя суммарной мощностью 5 КВт (по одному с каждой стороны) передавали крутящий момент посредством редукторов на ведущие передние колеса, таким образом приводили в движение гусеничную ленту. Управление «Голиафом» осуществлял оператор из укрытия на расстоянии при помощи пульта, подключенного к машине посредством кабеля (длиной около 700 м). На пульте располагались два рычажка: справа вверху находился рычажок для поворотов машины влево или вправо; слева вверху – рычажок с тремя позициями для контроля движения (вперед, стоп и назад). Взрыв осуществлялся поворотом ключа, который вставлялся в скважину на пульте, расположенную ниже рычажка контроля движения. Маневрируя при помощи рычажков пульта, оператор совершал подрыв танкетки в нужный момент, уничтожая при этом вражеский объект (вместе с танкеткой). Танкетка модели Sd.Kfz.302 (E-Motor) могла нести заряд взрывчатки массой до 60 кг и передвигаться со скоростью до 10 км/ч. Проходимость 302-го оставляла желать лучшего, одной из причин был маленький клиренс и слабые моторы. Запас хода составлял всего 1,5 км, но это в идеале, на деле он редко превышал 1 км, т.к. в условиях бездорожья батареи быстро разряжались. Еще одним недостатком танкеток модели 302 была недостаточная защищенность от пуль. Корпус легко пробивался из пулемета или винтовки, не говоря уже про более мощные средства поражения. Несмотря на явные недостатки и высокую стоимость (3000 рейхсмарок), машина все-таки была запущена в серийное производство. Первые экземпляры были изготовлены в апреле 1942 года. Всего (до января 1944 года) было выпущено 2650 экземпляров Sd.Kfz.302 (еще их обозначали как Gerät 67, что переводится как изделие 67). Разработчики учли многие недостатки 302-й модели и попытались устранить их в следующей модели - Sd.Kfz.303. Инфо взята с просторов интернета.
  9. Помню, на нашем старом форуме была такая интересная тема. Мне кажется, будет полезным возродить ее и здесь, как считаете? Вот, например, в свое время мне попался такой "непонятный" на первый взгляд, но вполне объяснимый фотофакт. У кого есть какие соображения? Правила прежние: кто первым дал правильный ответ, тот загадывает следующую загадку.
  10. "Франция ,до свидания." Пехотинец британского экспедиционного корпуса с пулемётом системы Льюиса. Побережье Франции. Май 1940 г.
  11. Александр Матвеевич Матросов.Родился 5 февраля 1924 г в городе Екатеринославле (современный Днепропетровск). Некоторые источники, например, Википедия, называет и другие версии его места и времени рождения. Согласно ей, знаменитого героя Великой Отечественной войны звали Шакирьян Юнусович Мухамедьянов, который родился на территории Башкирской АССР, в деревне Кунакбаево (современного Учалинского района республики Башкортостан). Обе биографии сходятся в том, что Александр Матвеевич Матросов воспитывался в Мелексском и Ивановском детских домах Ульяновской области, а позже в детской трудовой колонии города Уфы, после окончания семи классов школы, его взяли на работу помощником воспитателя колонии. Откуда же у Шакирьяна могла взяться русская фамилия? Википедия утверждает, что мальчик сбежал из дома после нового брака своего отца, скитался как беспризорник, попал в детдом и уже там, сам назвал себя Александром Матвеевичем Матросовым. Существует и третий вариант биографии. Согласной ей, Александр был уроженцем села Высокий Колок Ставропольского уезда Самарской губернии (сегодня это Новомалыклинский район Ульяновской области). Оставшись без мужа с 3-мя детьми, мать Саши отдала его в Мелексский детдом, чтобы спасти сына от голода и возможной смерти. Когда началась война, семнадцатилетний юноша несколько раз письменно просил принять его на фронт. Случилось это только в сентябре 1942 года, когда его призвали в ряды Вооруженных Сил и направили на обучение в пехотное училище под Оренбургом. Подвиг совершенный Александром Матросовым В январе 1943 года, вместе с другими курсантами – добровольцами маршевой роты отправился на фронт. С 25 февраля 1943 г, проходил службу во 2-ом отдельном стрелковом батальоне 91-й отдельной Сибирской добровольческой бригады им. В.И. Сталина. Свой, прогремевший на всю стран подвиг, он совершил 27 февраля 1943 г, когда батальон пошел в атаку на опорный пункт недалеко от деревни Черемушки Псковской области. Выходя из леса на опушку, наши солдаты попали под пулеметный огонь, источником которого были три дзота немцев, прикрывавших подступы к деревне. На уничтожение огневых точек противника были посланы штурмовые группы по 2 человека. Две точки были подавлены быстро, а третьему пулемет удавалось довольно долго простреливать всю лощину, расположенную перед деревней. В очередной попытке заставить пулемет замолчать, в сторону врага поползли рядовые Александр Матросов и Петр Огурцов. Когда Огурцов получил ранение, Матросов решил довести дело до конца самостоятельно, бросил на дзот две гранаты, и тот затих. Но вскоре фашисты вновь открыли огонь по советским солдатам. Тогда Александр резко бросился к амбразуре пулемета и закрыл ее своим телом. Этот подвиг стоил ему жизни, благодаря этому, батальон смог выполнить свою боевую задачу – так гласит официальная версия биографии отважного героя. Подвиг Александра Матросова Существует и альтернативная версия этого подвига. Согласно той же Википедии, Матросов был убит сразу же, когда попытался закидать дзот гранатами. Падая, его тело закрыло вентиляционное отверстие на крыше, перекрыв выход пороховых газов. Пока противник сбрасывал тело вниз, наши солдаты успешно осуществили наступление. По другой неофициальной биографии, зафиксированной в Википедии, он просто оступился (или был ранен) и упал на амбразуру, закрыв немецкому пулеметчику обзор. Конечно, ничего из этого не умаляет его подвига и готовности пожертвовать своей жизнью в борьбе с фашистскими захватчиками. 19.06.1943 года, красноармеец Матросов Александр Матвеевич посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. В целях подъема боевого духа в действующих войскуах его подвиг был поставлен в пример и необходимую модель поведения всех бойцов Красной Армии.
  12. Всем Привет!! Рад что снова можно пообщаться на профильном форуме.Снова увидеть работы старых и новых Форумчан. Услышать старых товарищей.Вообщем всем привет!!
  1. Load more activity